Пушкин

ИП Сергей Безруков

Романтическая драма в 2-х действиях.

Рекомендуемый возраст: от 16 лет
Продолжительность: 4 часа 20 минут (с антрактом)
Премьера: 1 июня 2011
Перейти на сайт театра

Автор: Виталий Безруков
Режиссер: Сергей Безруков
Художник-постановщик: Акинф Белов
Художник по костюмам: Ирэна Белоусова, Ирина Дронова
Художник по свету: Андрей Шепелёв
Композитор: Алексей Пономарев
Художник по гриму: Юлия Шишкина
Хореограф: Ольга Никитина

Действующие лица и исполнители:
Александр Пушкин – Сергей Безруков
Иван Пущин – Сергей Пинчук
Арина Родионовна – Елена Силина
Ольга Калашникова – Валерия Минина
Царь Николай I – Кирилл Зайцев / Сергей Сафронов
Бенкендорф – Сергей Степин / Николай Дроздовский / Самвел Мужикян
Фогель – Андрей Мисилин
Софья Астафьевна – Елена Доронина
Павел Нащокин – Александр Амелин
Вера Нащокина – Наталья Шклярук / Лилия Хасанова
Натали – Евгения Нохрина
Катрин Гончарова – Наталия Смирнова
Александра Гончарова – Регина Хакимова, Наталия Качалкина
Жорж Дантес – Антон Соколов
Федор Толстой –  Андрей Чанцев


12 Театр представляет свой взгляд на жизнь и судьбу Александра Сергеевича Пушкина.
Действие спектакля охватывает большой период жизни поэта: со ссылки в Михайловское и приезда туда Пущина в 1825 году, до трагической дуэли в 1837-м.
Слишком много лет отделяет нас от эпохи, когда жил поэт, и для многих он давно превратился в бронзовый памятник, в «классика русской литературы» из школьной программы. И потому для Сергея Безрукова было важно показать живого человека, со своими страстями, жизненными коллизиями – ведь именно они были тем материалом, из которого выросла его поэзия. Пушкин в спектакле – озорной, ранимый, страстно любящий друзей и ненавидящий врагов, острый на язык и скорый на дерзкий поступок, окруженный шпионами третьего отделения, «невыездной». Не желающий сносить унижения и готовый биться насмерть, чтобы отстоять свою честь…

Сергей Безруков: «Хочется, чтобы зритель на нашем спектакле еще раз пережил смерть Пушкина, ощутил утрату. Когда переживаешь утрату человека со слезами на глазах — приближаешь его к себе. И Пушкин становится не запыленным томиком стихов, не «двойкой» по школьному сочинению, не памятником, а живым и близким человеком, за которого переживаешь».